Как в России научились строить дрифт-кары, за которые не стыдно перед японцами

26

Как в России научились строить дрифт-кары, за которые не стыдно перед японцами

Дрифт среди некоторых обывателей и тем более гонщиков из других видов автоспорта не считается профессиональной дисциплиной. Дескать, эволюционировал из «нелегала», не имеет судейства «по секундомеру». А субъективные оценки они и есть субъективные. В общем, фигурное катание или танцы на льду, где 5.0, 6.0 и т. д. Одним словом, шоу! Но взгляните на эти соревнования по-иному — оцените техническую составляющую его болидов! По многим узлам-агрегатам дрифт-автомобили стали узкоспециализированными инструментами, мало в чем уступая кольцевым «кузовам» или раллийным прототипам. Наш материал именно о техническом аспекте дрифта.

Искать истоки дрифта, значит, копаться в уличных нелегальных гонках, выясняя, кто был круче, кто отличился организаторскими талантами, и кто в итоге довел соревнования до официального финала. Хорошо известно, например, что этот вид автоспорта зародился в Японии. И многие связывают его с именем гонщика Кунимицу Такахаси.

Кунимицу Такахаси
Бывший и довольно успешный мотогонщик (на фото он справа) пересел за руль автомобиля после тяжелой аварии. С 70-х и до 2000 года выступал в японских Формулах 2000 и 3000, кузовных чемпионатах, на его счету даже один этап Формулы 1. Именно ему приписывается популяризация того, что называется управляемым заносом. Якобы он первым на островах использовал его для прохождения поворотов в чисто асфальтовых гонках. Получалось эффектно, быстро, однако губительно для «резины»

Но, позвольте, такое прохождение поворотов — в раллийном стиле, когда за счет езды боком нет нужды сбрасывать скорость, и на виражах экономятся секунды — известно давно. Другое дело, что в Японии подобный rally style вызвал фурор и привел к появлению его неформальных почитателей. Одним из них стал Кэйичи Цучиа.

Нелегальный дрифт зародился в начале 80-х в тех регионах Японии, где были горные серпантины (по-японски «тогэ») и, в частности, самый знаменитый из них — Ироха-зака (дорога 48 поворотов). История не сохранила имена всех дрифтеров тех лет, но одно донесла. Кэйичи Цучиа (на фото) обрел популярность благодаря снятому о нем в 1987 году фильму, хотя до этого был профессиональным гонщиком, выступал в Ле-Мане и гонялся в NASCAR. Что любопытно, за участие в уличных гонках ему даже приостанавливали гоночную лицензию

Сейчас тот фильм выглядит наивно — и по демонстрируемому пилотажу, и по съемке-картинке. Но для второй половины 80-х такой драйв, тем более на дорогах общего пользования, заставил молодежь покупать заднеприводные Sprinter Trueno в кузове AE86 и отправляться на тогэ. Так в Японии появились «хаширия» — стритрейсеры с их автомобилями и субкультурой.

Toyota Corolla Levin (слева и справа) и Sprinter Trueno (в центре) в кузове AE86 (по-японски «хачи-року», то есть «восемь-шесть»). Хэтчбек или двухдверный седан, гордо именовавшийся купе, стали последними на долгие годы заднеприводниками (причем с цельной задней балкой) фирмы, очень популярными в свое время в ралли и кольце и до сих пор культовыми моделями. За создание такой ауры отвечала 1,6-литровая «четверка» 4A-GE, в атмосферной модификации развивавшая всего 130 сил, но благодаря системе изменения геометрии впускного тракта хорошо тянувшая на низах. Немного даже по меркам 80-х, однако и масса машин была менее тонны, а заправлять их в занос помогала опциональная LSD-блокировка дифференциала

Считается, что первые официальные соревнования Кэйичи Цучиа (при содействии Дайджиро Инада, редактора журнала Option Magazine и еще одной ключевой в дрифте фигуры) провел еще в 1988 году. Но D1 Grand Prix — известная всем поклонникам дрифта серия — появилась только в 1999–2000 гг. С тех пор утекло много бензина, и все-таки именно тогда уже сформировался классический образ дрифтового болида.

Держаться корней

Сложился не только образ идеального дрифт-инструмента — известно самое популярное «сырье» для создания болидов. Это бесспорно Nissan Silvia в кузовах S13, S14 и S15 выпуска 1988–2002 гг. И сейчас, и раньше многие дрифтеры называют это купе идеальным благодаря короткой колесной базе (2475–2525 мм против, например, 2665 и 2730 мм у Skyline и семейства Mark II, что упрощает выставление автомобиля в занос и управление им) и возможностям настройки переднего McPherson`а. Но в подобном мнении они не едины. Часто автомобиль выбирается по принципу всего лишь внешних симпатий, причем иногда это может сделать спонсор, которому хочется иметь красивый рекламный носитель.

Можно, наверное, сказать, что выбор модели автомобиля не принципиален. В дрифте представлены едва ли не все японские заднеприводники, за исключением разве что каких-то «членовозов» и экзотики. Но, к примеру, такой «чемодан», как Nissan Laurel, встречается. «Рыкс» полно, а появление некоторое время назад свежей Toyota GT86 можно объяснить как раз желанием спонсоров гонщика иметь привлекательные «рекламные площади»

«Европейцы»-«американцы» в российском дрифте пока не приживаются. То, что попадается на этапах Russian Drift Series, обычно представляет собой кузова Mercedes и BMW с японскими подвесками, трансмиссиями и двигателями. Исключения бывают, однако погоды они не делают. Немецкие силовые агрегаты, как и ходовую часть, тюнить дорого. В Европе «баварцы», да, в почете, но там и условия несколько иные. Хотя и в Старом Свете, и, скажем, в Новой Зеландии с Австралией японская техника в немецком обличье не редкость. В США же с их muscle car выбор куда богаче. Впрочем, и янки порой отдают предпочтение автомобилям с родины дрифта.

Lamborghini Murcielago Дайго Сайто, выступающего в японском D1 Grand Prix — одно из самых характерных исключений. Очевидно, что за выбор автомобиля тоже отвечал спонсор — крупная американская нефтяная компания Sunoco — либо с ним как минимум его согласовывали

Одно время в российской дрифт-среде дебютировали проекты на основе отечественных моделей — классических «Жигулей» и «баржей». Увы, победить их генетику так до конца никто не смог. Но украшением соревнований они были, неизменно срывая овации зрителей. Иной раз даже успешно конкурировали с «японцами» — как говорится, не благодаря, а вопреки

Не мощностью единой

Выбор двигателей лежит в плоскости получения желаемой мощности, запаса надежности и стоимости обслуживания. Правда, спорт здесь вносит свои поправки.

Константин Авшаров, пилот RDS, Владивосток

— Если при гражданской эксплуатации можно говорить о ресурсе того или иного двигателя, как-то сравнивать их, то в спорте почти все зависит от правильной сборки и настройки мотора. К примеру, у нас в Приморье проблема с грамотными электриками. Был случай, когда из-за выхода из строя проводки перестала работать одна из форсунок, что в конечном счете привело к переборке поршневой. Ну да, ниссановский SR20 сложен в настройке. Оказалось, что не особо любит, особенно в жару, закись азота — даже кратковременное включение дает серьезную нагрузку на ЦПГ. Но я не вижу смысла менять его, в Silvia родной, на что-то чужое, тот же JZ. Еще раз скажу — при правильной сборке-настройке способен ходить достаточно долго. У меня на последнем моторе при давлении наддува в 1,8 бара уже получилось 12 гонок, причем без каких-либо последствий для силовой группы.

Развесовка… При кажущейся ее непринципиальности в дрифте играет огромную роль. Ведь заднюю ось нужно сорвать в занос, но передние колеса должны хорошо цепляться за асфальт. В этом балансе сцепных качеств вся суть езды боком. «Правильное» распределение веса между осями позволяет еще до работы с подвеской и шинами настроить избыточную поворачиваемость.

Ниссановский SR20: вопреки мнению о его посредственной надежности многие пилоты под капотами своих Silvia оставляют этот двигатель. Подобное решение устраняет лишние траты на установку «чужих» агрегатов, а также обеспечивает нужную для кого-то развесовку, не меняя при этом базовых характеристик управляемости купе. Обратите внимание, «четверка» располагается практически за передней осью, вдобавок, будучи алюминиевой, легка

Чугунный тойотовский JZ тяжелее, но меняет развесовку к тому же из-за двух «лишних» цилиндров. В плюсах — мощность, которую можно доводить до 800 и более «лошадей», а также надежность и ресурс. Вообще «джей зет» уже стал общемировым брендом. Куда его только не ставят.

Органичнее «джей зеты» выглядят под капотами «маркообразных». Да и их способность переносить высокую форсировку на фоне не разовых, как в дрэге, а продолжительных гоночных сессий отлично подходит нелегким Mark II и Chaser, которым нужны мощные моторы. На других моделях длинная «шестерка» заставляет мудрить с компоновкой. Так, в GT86 2JZ-GTE заставил радиатор переносить в багажник. А на Mazda RX7 та же установка полностью сдвинута за переднюю ось, причем частично в салон. Интеркулер с радиатором горизонтальным «бутербродом» расположились в переднем свесе

А вот «шестерки» Nissan серии RB не столь популярны. Видимо, сказывается опять же не всякому механику доступная настройка этих агрегатов. Да и Skyline как дрифт-корч не очень популярен. Тем не менее и здесь остается место для технического поиска.

В этом моторе используется блок от крайне редкого у нас RB30E. Трехлитровая «шестерка» устанавливалась на модели для Африки и в первую очередь для Австралии и Новой Зеландии. Это был одновальный агрегат в ранних версиях с карбюратором, выпускавшийся с середины 80-х до начала 90-х. Сейчас ему ставят головку от RB25 с DOHC и турбину

Есть еще один фактор, по которому выбирается двигатель и который нельзя списывать со счетов — умение механиков работать с тем или иным мотором. Словом, личные предпочтения. Интересно, что некоторое время назад в круг последних вошли «восьмерки» GM серии LS.

Как ни странно, в отличие от тех же JZ, установка американских «эл эсов» в «японцев» не сильно сказывается на развесовке и минимально нагружает передние колеса — блоки у них алюминиевые, а сами моторы, как все V8, компактны по длине, лишь чуть-чуть вылезают за пределы передней оси и куда проще при имплантации. Многие отмечают невысокую стоимость нового агрегата, даже с учетом незначительного тюнинга. И кому-то вполне хватает 430 сил (или чуть больше) 6,2-литрового LS3. «Езжу 4 года, по 10 гонок в сезон — только масло меняю, — говорит один из пилотов. — К тому же атмосферный двигатель настраивать проще, чем наддувный». Мнение и наблюдения частные, однако их разделяют немало гонщиков. Достаточно взглянуть, сколько LS под капотами самых разнообразных автомобилей. Еще один плюс американской «восьмерки» — при отсутствии «турбовзрыва» она хорошо тянет на низах. Иной раз используется и вовсе 7-литровый LS7, чей объем благодаря строкер-киту увеличивают на 200 «кубиков», а мощность возрастает до 650 л.с.

Другие моторы, по крайней мере в RDS, сродни экзотике. Все-таки это спорт, где давно есть готовые решения. Поиск же своего пути гарантированно отнимает время, не обещая качественного результата.

Под капотом этого BMW из Сургута — крайслеровский V8 Magnum объемом 5,3 л. Карбюраторный! В таком виде развивал всего 280 сил, чего для борьбы с лидерами было явно недостаточно

Вообще сколько их нужно, «лошадок»? Нижним порогом, необходимым для конкурентоспособной борьбы, заявляются порядка 400 сил. Но ведь тут роль больше играет не чистая мощность, а удельная или энерговооруженность — кг на л.с. или л.с. на тонну. При тех же 400 силах болид может весить 1200–1300 кг либо быть «порезанным» до тонны.

Облегчение идет по всем фронтам: избавляются от штатной передней панели; из стекол полноценным оставляют только лобовое; на пластиковые меняют все внешние кузовные панели; бак устраивают литров на 25–35. При глобальном подходе удается уложиться в 1100 кг, иногда даже в тонну

Конечно, многое решает уровень пилотирования. Но нельзя скидывать со счетов и разницу в мощности, тем более если она двукратная. И все же большинство дрифтеров отмечают: мощность без надежности — деньги и этапы на ветер. При этом есть примеры, когда за сезон в утиль списывалось несколько «джей зетов»…

На кулачках

С трансмиссией все более-менее просто. Коробка должна обеспечивать быстроту переключений, но в первую очередь, как и все остальные компоненты трансмиссии, переваривать возросшую мощность и момент. Если речь идет о 400–500 силах, положиться можно на штатные «механики» от JZ и RB («автоматы», само собой, в дрифте не используются, поскольку не позволяют быстро оперировать мощностью, подаваемой на колеса). Как последний оплот надежности и ресурса можно рассматривать коробки Getrag, которые существовали на Toyota Supra с 2JZ-GTE и Nissan Skyline GT-R с RB26DETT.

До определенных «лошадей» и Ньютоно-метров со штатными МКП вполне можно сосуществовать. Однако сил с 600 при резких (а бывают ли в дрифте другие?) переключениях передачи могут вылетать

Последний редут «трансмиссионной обороны» — кулачковые коробки. Как известно, при отсутствии синхронизаторов, наличии прямозубых шестерен и характерных выступов (кулачков) на муфтах и шестернях подобные коробки и переключаются быстрее, и момент должны переваривать куда больший. Из других, неявных преимуществ — возможность выбора компактного узла с четырьмя передачами и небольшим заправочным объемом. Вот только цена вопроса…

Если обычная КП стоит от «сотки», Getrag — 220–240 тысяч, то кулачковый механизм может оцениваться и в 400 тысяч рублей. К сожалению, в нынешних условиях, когда лидеры различных дивизионов RDS перешли на эти агрегаты, они стали неотъемлемым элементом борьбы за победу

Зато редукторы не требуют комплексной замены. Главные пары и дифференциалы с корпусами целиком заимствуют у Skyline и Mark II. Вместе с приводами и карданным валом они вполне способны переваривать «спортивный» момент. Максимум, что нужно сделать — установить блокировку дифференциала. Тем не менее механики разных команд отмечают — выживаемость редуктора сильно зависит от техники пилотажа. Кто-то, например, специально заваривает дифференциал, чтобы постоянно не тратиться на LSD. И это при 400 «лошадках». А другие управляют 800 «кобылами» и не меняют редукторы сезонами.

Редукторы Silvia тоже жизнеспособны. И все же при определенных стилях езды любая ГП с дифференциалом — расходный материал. Лежат в сервисной зоне, будто покрышки на Формуле, ждут замены

Игра с углами

Мощный и надежный двигатель, трансмиссия, выдерживающая возросший момент — все это характерно и для других видов автоспорта. Ключевое отличие дрифта — в передней подвеске и рулевом, которые обеспечивают значительный выворот колес. Тут есть принципиальные решения.

Понятно, что удлиняются рулевые тяги — при вывороте более 50 и даже 60 градусов это общее место. Вот с рычагами можно играть. Некоторые, кстати, готовят переднюю подвеску на основе штатной или переработанной «двухрычажки».

В отличие от классических кольцевых болидов, настроить переднюю двухрычажную подвеску на машинах для дрифта непросто — трудно добиться необходимых для езды в заносе углов установки колес, а выворот последних в данном случае (на фото), очевидно, ограничен верхними треугольными рычагами

Куда проще настроить McPherson. Среди таковых для дрифтовых трансформаций больше подходит подвеска от Silvia S14 или S15, которая и заимствуется, если речь идет о постройке болида на основе других японских или немецких моделей.

В любом случае это кастом, то есть ручная работа, при которой поперечные рычаги изредка оставляются оригинальными, но обычно удлиняются для расширения колеи и получения нужного (отрицательного) угла развала. В любом случае для регулировки кастора надо устанавливать разрезные реактивные тяги (они же диагональные растяжки, они же теншен-роды) и иногда отказываться от стабилизатора поперечной устойчивости. Обратите внимание на след от шины на стабилизаторе салатового цвета

Становится рудиментом «стаб» и в том случае, если передняя подвеска собирается из комплектов фирмы Wisefab.

Рычаг в этой схеме имеет L-образную форму. Таким образом, исключаются реактивные тяги, в которые при большом вывороте будут упираться колеса. Стабилизатор удаляется по этой же причине

На верхнем фото сравнительно небольшой выворот, полученный благодаря кастомной подвеске. На всех остальных снимках — подвеска, собранная на компонентах Wisefab. В таком случае выворот колес приближается к 90 градусам. Подобная подвеска мало подходит к «затычным» трассам и чаще используется за океаном, где дрифтят в основном на овалах и где мощности и скорости выше. У нас предпочитают подвеску «колхозить»

Сзади, как и спереди, используются преимущественно «шаэсы», и также идет настройка по углам установки колес.

Иной раз подрамник вместе с рычагами поджимается ближе к кузову, и почти всегда работают с жесткостью стоек-койловеров

Алексей Шевченко, компания KFD (постройка дрифт-болидов), Красноярск

— Пожалуй, не преувеличу, если скажу — на 90% результат выступлений зависит от подвески. Мощный двигатель, надежно работающая коробка и редуктор — это, безусловно, необходимые условия качественного дрифта. Но финальный этап — постройка и настройка подвески. Реализация крутящего момента в пятне контакта резины с асфальтом и хороший зацеп на передних колесах — вот основная задача, решение которой максимально гарантирует результат. В ход идет не просто игра углами установки колес — их оптимальные значения должны быть пойманы заранее. Ставка делается на регулировку жесткости стоек, на давление в шинах.

Пирометром измеряется температура шин и на основе этих данных подбирается давление в них

Приходится слышать мнение и о том, что российские дрифт-кары уступают тем, которые гоняются в японском D1 GP. Основано оно больше на комплексе собственной неполноценности — мол, «за бугром» всегда все лучше. Вот именно в этом случае позволю с такой точкой зрения не согласиться. Хотя бы потому, что эволюция дрифт-машин, в отличие от снарядов из других автоспортивных дисциплин, оказалась коротка и невитиевата. Здесь нет жестких техтребований, как в Формулах, которые меняются от сезона к сезону. И отсутствует привязка к современным тенденциям в автомобилестроении со всей этой экологией, электрикой, даунсайзингом. Поэтому российский дрифт в техническом плане буквально за несколько лет проскочил то, что в Японии культивировалось треть века. И теперь уже сами японцы отмечают — уровень техники российских пилотов ничуть не хуже, чем у них. От себя добавим — в РФ имеются и грамотные тюнинг-мастерские, и даже производства комплектующих (например, комплектов для подвески). Остается лишь надеяться, что и в других видах автоспорта наши спортсмены по технике дотянутся до мирового уровня.